На этот раз география события переносит нас на родину Ивана Сусанина, колыбель дома Романовых, место жительства Снегурочки, в Кострому. Там Управление Роскомнадзора по Костромской области выдало местным журналистам памятки с информацией о том, как нельзя писать о самоубийствах. Фотографию документа опубликовал Главный редактор издания Kostroma.today Кирилл Рубанков.

«В Роскомнадзоре сегодня выдали требования со свежими примерами, как нельзя писать о самоубийствах. Конкретика — это хорошо, но вообще сама идея о том, что кто-то покончит с собой, если прочитает о самоубийстве в СМИ…».

Согласно памятке, журналистам не стоит раскрывать подробности и обстоятельства о смерти, лучше публиковать только общую информацию. Например, нельзя писать, что человек преднамеренно бросился под поезд, но можно написать, что он сделал это случайно. Также ведомство советует в случае, если человек выпил уксусную кислоту, не называть это способом самоубийства. Однако можно сообщить, что пострадавший просто перепутал ее с другой жидкостью, которую собирался выпить.

Роскомнадзор считает, что при описании случая падения с крыши, нужно делать акцент на том, что действия были не осознанны и человек не хотел покончить с собой. В качестве правильного примера ведомство приводит фразу: «Девочка 5-ти лет вышла в окно с зонтиком». Научные или статистические данные о способах совершения суицида публиковать разрешено.

Очень странно, что до Костромы данные указания дошли только сейчас спустя 4 года. Местные чиновники по КПД обогнали даже Почту России.

Кстати, не смотря на все запреты Роскомнадзора, пресс-центры МВД и представители ведомства не особо их учитывают. А ведь журналисты зачастую берут информацию именно оттуда как в телесюжеты, так и в прессу. Так, например, они потребовали удалить материал новостного агентства, в котором содержалось слово «суицид». Их не смутило то, что материал являлся перепечаткой с сайта государственного ведомства. Новостное агентство поступило остроумно: заменило «запрещённое» слово названием ведомства-запретителя, а также снабдило материал остросоциальным редакционным комментарием.

Материал был посвящён работе крымских спасателей, которым в начале ноября удалось спасти женщину, забравшуюся на вершину скалы. Она не подпускала к себе людей и угрожала покончить жизнь самоубийством. Однако спасателям удалось отвлечь её внимание и, в конце концов, увести со скалы. Новость была опубликована на сайте государственной аварийно-спасательной службы, а затем перепечатана местным новостным агентством «Примечания».

Спустя некоторое время страницу с новостью обнаружил Роскомнадзор. Редакция новостного издания получила от чиновников предписание удалить страницу, которая «содержит информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено».

Публичный ответ редакции «Примечаний» заслуживает того, чтобы привести его полностью:

Поступило ли в КрымСпас аналогичное требование удалить материал, выяснить пока не удалось. А надо бы потребовать. Тогда никто не узнает, кого, от чего и сколько спасли в Крыму. Ведь именно сокрытие информации, а не забота о снижении смертности населения России является целью запретов на употребление слов.

Если бы чиновники правда заботились о сохранении наших жизней, тогда в Севастополе по вечерам работал бы не один педиатр на 500 тысяч человек населения. Тогда в детской больнице было бы необходимое оборудование, и дети, поступившие по скорой, не ждали бы приема врача часами. Тогда в аптеках для льготников был бы инсулин и обезболивающие для тяжело больных людей, которые от невыносимых мук все чаще совершают [Роскомнадзор]. Тогда государство занималось бы профилактикой причин желания ее граждан совершить [Роскомнадзор], — бедности, несправедливости, отсутствия жизненных перспектив, — а не сокрытием уже свершившихся фактов. Да что там говорить, тогда многое было бы в стране иначе. Но пока у нас предпочитают одной рукой запрещать название действий, а другой — подталкивать к ним. И это абсурдно.

Весь остальной текст новости был отредактировал так, что вместо «запрещённого» слова фигурировало название цензурного ведомства.

В России с 2012 года запрещено распространять информацию с призывами к совершению самоубийства и описывать способы суицида.

Роскомнадзор неоднократно требовал от владельцев сайтов и СМИ удалять сведения о способах совершения самоубийства. Из-за подобных требований сайт «Медиазона» стал менять в публикациях соответствующие слова на слово [Роскомнадзор]. В сентябре 2015 года Роскомнадзор внес в реестр запрещенных сайтов страницу с комментарием V века к буддистскому священному тексту из-за описания способа суицида.

В марте 2015 года Роскомнадзор обвинил сайт «Православие и мир» в размещении запрещенной информации из-за новости о самоубийстве, совершенном онкобольным. В ведомстве заявили, что указывать причины суицида запрещено.

Весной 2016 года Роспотребнадзор опубликовал проект рекомендаций для СМИ по освещению самоубийств. В окончательной версии документа, представленной 5 июля, есть ряд отличий, в том числе нет рекомендации совсем не употреблять в заголовках слово «самоубийство» (вместо него предлагается писать «смерть в результате самоубийства»).

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *